Для студентов


"Где идут многие, идут и другие".
Элиас Канетти


Пять принципов работы помощника судьи в защитном разделе на соревнованиях.

 

В данной статье я хотел бы разобрать принципы, которых необходимо придерживаться помощнику, не во время своего обучения, но уже после прохождения отбора для работы на соревнованиях, ибо, считаю, что они несколько шире, или можно сказать, находятся в других плоскостях, нежели критерии, по которым оценивается работа соревновательного фигуранта в программе.

Несомненно, отбор фигурантов должен проводиться на конкурсной основе, а не по дружбе, или по принципам «заграница нам поможет» или «нет пророка в своем отечестве». И критерии, по которым оценивается именно работа помощника в программе – техника, сила, безопасность, бескомпромиссность, способность показывать угрозу, показ работы собаки судье, тождественность и другие, отраженные в оценочном листе судей для конкурса фигурантов - безусловно, очень важны, но они отражают не всю специфику работы фигуранта на стартах высокого уровня.

 

Итак, пять общих принципов работы помощника судьи в защитном разделе на соревнованиях.

 

1. Будь в форме.

Работа фигуранта связана с не запредельными, но серьезными физическими нагрузками. Только набрав и сохранив до старта хорошую физическую форму, фигурант может отработать одинаково, с идентичными давлением, скоростью и максимально безопасно со всеми участвующими на чемпионате собаками. Отточенная техника является обязательным условием для фигуранта, планирующего пройти отбор на конкурсе фигурантов для работы на соревнованиях. Стоит помнить, что это спорт, и, как любое спортивное выступление, работа фигуранта требует хорошей разминки, чтобы, во-первых, уменьшить риск травм, а во-вторых, помочь фигуранту войти в нужное для работы эмоциональное состояние. Моя разминка занимает около 20-30 минут перед началом соревновательного дня и около 5-10 минут перед каждым «флайтом» в течение дня.

 

2. Верь в свои силы (эмоциональная составляющая).

Фигурант работает чаще всего в условиях, которые могут вызывать стресс. На эмоциональное состояние могут влиять разные факторы. Само ощущение, что ты на некой арене под прицелом пристальных глаз опытных и не опытных, дружественных и не очень дружественных тебе людей, может сковывать. Далеко не все организаторы заботятся о том, чтобы у фигурантов было свое пространство (шатер, комната), куда нет доступа участникам соревнований. Из моего опыта работы на стартах в России и за границей такие «закрытые» пространства были организованы на чемпионатах Финляндии (и среди немецких овчарок, и среди бельгийских овчарок), на чемпионате Израиля. На каждом чемпионате мира мы наблюдаем, что фигуранты имеют такое собственное пространство. И только на одних российских соревнованиях фигурантам была обеспечена возможность абстрагироваться от публики – это чемпионат России 2019г. Как следствие многие спортсмены пытаются что-то рассказать фигуранту о своей собаке: в какую сторону ее принимать на атаке, например, или предупреждают об опасной манере собаки исполнять то или иное упражнение. Поверьте, дорогие спортсмены, эта информация не только не нужна, но и мешает фигуранту. Особенно информация относительно направления лобовой атаки собаки, тк уже не раз проверено, что одну и ту же собаку два разных фигуранта стабильно принимают каждый в удобную ему сторону. Лучше всего фигуранту иметь свободную от каких-то предварительных мыслей голову, когда он выходит на поле для работы с очередным участником.

При неудачном исполнении собакой того или иного упражнения некоторые «гуру» считают своим долгом громко высказать фигуранту свое негодование, тем самым выгородив свои ошибки в подготовке и обвинив помощника в неудаче собаки. Чаще всего такое происходит, когда собака сознательно не делает хватку при нападении из движения, испытав угрозу фигуранта. Или в ситуациях, когда во время предотвращения попытки бегства собака роняет фигуранта и ему приходится отдать ей рукав, чтобы избежать падения на собаку. Некоторые проводники не могут взять собаку под контроль после вынужденной отдачи ей рукава, и дальнейшая работа собаки в программе происходит на грани выхода из-под контроля. Но это не проблема фигуранта, правильно оказавшего угрозу или предотвратившего возможность травм у собаки в рамках правил.

Так же далеко не каждый раз погода является благоприятной, а покрытие сухим и нескользким.

Все эти факторы и многие другие могут влиять на эмоциональное состояние фигуранта. В этой связи очень важно фигуранту обладать качествами стрессоустойчивости и уверенности в своих силах. Именно понимание, что ты правильно и честно тренировался, справедливо прошел конкурсный отбор, что ты делаешь свою работу правильно, одинаково для всех, в рамках правил и, можно сказать, с любовью к своему делу, к собакам и к участникам позволяет верить в свои силы и не поддаваться влиянию вышеперечисленных и многих других дестабилизирующих факторов .

Так же уверенность в себе зависит от эмоционального возбуждения. Так же как и уровень «драйва» собаки влияет на ее уверенность в себе и способность выполнить упражнение технично, так и в работе фигуранта. Фигуранту, работающему на соревнованиях, стоит уметь вводить себя в нужное психо-эмоциональное состояние. Как и у спортсмена, у фигуранта могут быть свои «ритуалы» или условные сигналы, включающие нужный настрой. У кого-то это может быть прослушивание определенной музыки во время разминки, или некоторая определенная последовательность физических упражнений. В жизни спортсменов это происходит так же – например, один олимпийский чемпион по легкой атлетике перед каждым выступлением читал про себя стихотворение Эмиля Верхарна «Меч» и это настраивало его на нужный лад.

Специфика нашей работы такова, что нагрузки в течение дня имеют рваный ритм. Утром первого дня достаточно легко во время разминки войти в нужный уровень «драйва» и держать его в течение часа ( примерное время работы одного флайта). Сложно «выключаться» на час и потом снова входить в нужное состояние через час и так несколько раз до конца работы последнего защитного флайта. Особенно в последний день соревнований. И здесь так же, как и у собак: низкий драйв бьет по уверенности в себе, скорость реакции затормаживается и тд, тогда как слишком высокое возбуждение бьет по контролю над своим телом и по чистоте техники.

Поэтому фигуранту очень важно уметь управлять своим психо-эмоциональным состоянием и чувствовать себя уверенно, особенно в условиях, когда организатор не заботится о возможности фигуранта абстрагироваться от остальных участников.

 

3. Знай правила (интеллектуальная составляющая).

Совершенно необходимо каждому фигуранту понимать, что его роль – быть помощником судьи. Фигурант должен четко знать правила, границы каждого упражнения, стоимость каждого упражнения в баллах, стоимость возможных ошибок собаки в баллах, тк это понимание вызывает более ответственное отношение к исполнению своих обязанностей и четкое понимание, почему следует выполнять каждое действие в программе именно определенным способом, а не иначе: почему важна непреувеличенная скорость побега, почему остановка должна быть четкой, почему нападение из фазы охраны должно быть внезапным, а движение рукавом при нападении должно отсутствовать. Ответы на эти вопросы легко понять, если знать правила и понимать, на что именно судья обращает внимание при оценивании работы собаки. В фазе раскрытия каждый опытный судья смотрит, насколько быстро, решительно собака реагирует на сигнал фигуранта (начало побега, или нападение из фазы охраны, или секунды до хватки на лобовой и при нападении из заднего конвоя). Соответственно, если фигурант делает невнятный сигнал или в его нападении отсутствует угроза, судье сложно оценить стремительность, желание собаки сделать хватку, уверенность собаки в себе. Тем более, если фигурант делает любое движение рукавом при нападении, он лишает судью возможности справедливо оценить действия собаки, ибо движение может, как помочь собаке («приглашающее» движение рукавом, которое допускают многие фигуранты, как следствие неправильной остановки с опусканием рукава вниз), так и помешать собаке сделать хорошую хватку. При отсутствии ощутимой угрозы от фигуранта в фазе давления, судье невозможно оценить, как собака справляется с этим самым давлением, как реагирует на него. То же касается и переходной фазы. При нечетких остановках фигуранта после фазы давления судье сложно понять, где началась переходная фаза, соответственно ему сложно оценить поведение собаки в этой фазе. Та же ситуация в фазе отпуска. Фигурант, который не способен четко зафиксировать рукав, может повлиять на оценку собаки в этой фазе. Это далеко не все примеры, которые можно привести по данной теме. Все особенности подробно обсуждаются на обучающих мероприятиях для фигурантов.

 

4 Будь честен.

Данный принцип, думаю, понятен всем. Фигурант просто обязан быть беспристрастным во время работы на соревнованиях. Всегда стоит помнить, что за выступлением спортсмена на соревнованиях стоит огромный многочасовой труд этого спортсмена, его собаки, его команды, который мы должны уважать вне зависимости от нашего отношения к личностям. Честная игра – это именно то, на чем держится наш спорт. Нарушение данного принципа влечет потерю смысла всех спортивных процессов: и процесса подготовки спортивных пар, и процесса соревнований, и процесса обучения и отбора фигурантов.

 

5 Понимай свою задачу.

Под данным принципом я понимаю не только задачу демонстрации работы собаки судье, ибо это само собой разумеется.

В 2019 году Школе Фигурантов выпала честь организовывать чемпионат России по IGP. В ходе подготовки нужно было сформировать команду организаторов, разделить ее на подкоманды относительно сфер ответственности каждой, сформировать группу прокладчиков, группу статистов, которые работали на стадионе и тд, тд. Можно долго перечислять части оргкомитета, и бесконечно перечислять задачи, которые решались этими группами. Группу фигурантов сформировать было достаточно беспроблемно благодаря конкурсу фигурантов, на результаты которого мы ориентировались. Задач стояло очень много.

Когда работаешь фигурантом, все видится совершенно по-другому, по сравнению с видением всего процесса организатором. Так вот фигуранты, их работа, все качества и принципы, которые были перечислены выше, все умения, которые помощники развивают в себе на специальных мероприятиях – все это - лишь одна функция, из очень-очень многих, которые должен обеспечить организатор соревнований.

Каждый фигурант должен понимать, что он не артист на поле, который приехал показать свои умения, сыграть роль. Быть фигурантом на соревнованиях – это честь и ответственность, которую тебе доверили организаторы, одна из многих-многих функций, которую организаторы доверили тебе взять на себя.

 

Вот так выглядят 5 общих принципов работы фигуранта на соревнованиях, если излагать их очень кратко. Все более подробные и глубокие разборы стоит делать, как это сейчас и происходит, в группах на специальных мероприятиях для фигурантов.

 

Всем успехов!

С уважением, Дмитрий Зайцев.


На фото дирижер Герберт фон Караян. Кто они – дирижеры – для непосвященных? Неужели оркестр сам не может сыграть произведение без этих, странно выглядящих человечков, машущих на сцене палкой, открывающих рот, изображающих эмоции неприличными гримасами? Почему на этом фото ушедший в нирвану дирижер так сосредоточен, будто концентрируется на каких-то своих ощущениях и одновременно на чем-то внешнем? И как достичь такого уровня, чтобы мочь слышать музыку, уже просто посмотрев в ноты, слышать из десятков инструментов на сцене каждый и все одновременно, иметь свой взгляд на звучание каждого произведения и вкладывать в звучание оркестра часть своей души, часть своего «я»? Ведь когда учишься играть на каком-либо инструменте, ничего подобного ощутить сразу не можешь. Сначала учишься просто технике – учишься извлекать звук. Один. Отдельный от всей мелодии и гармонии. Позже, когда техника развивается, уже пробуешь играть мелодии. Параллельно учишься слышать интервалы между звуками и точно понимать, какой звучит – прима, терция, кварта, квинта… И одновременно пытаешься контролировать продолжительность каждого звука. Позже, через много-много лет, все эти навыки складываются в умение чувствовать музыку и понимать ее, видеть интересные и типичные для определенного стиля решения композитора, понимать музыкальную мысль автора. Лишь когда пройден миллион маленьких этапов, приходит ощущение, что у тебя есть свой взгляд на звучание какого-то произведения. И начинаешь творить. И позволяешь себе в этом процессе выглядеть странно. Только вообразите, как дирижеры репетируют с оркестром. Они же точно следят, за тем, чтобы каждая часть произведения вызывала определенные эмоции у публики. То есть они тренируют эмоции всего оркестра.

Я не знаю, как процесс обучения у композиторов и дирижеров выглядит на самом деле, но после встречи для фигурантов на Дальнем Востоке мне вдруг пришла в голову мысль о возможной схожести в ощущениях обучающегося. У каждого фигуранта был самый первый раз, когда он взял в руки свою дирижерскую плеть и ощутил неловкость. Как выйти из-за укрытия и показаться собаке? Просто выйти или крадучись? Как показать угрозу, чтоб собака поверила? А почему в добычу не переходит, ведь я стимулирую – машу рукавом изо всех сил. И что это за загадочное «состояние», о котором постоянно говорят старшие наставники? И как это – добавить давления? В какой момент крикнуть, в какой ударить плетью?

Лишь через много-много тренировок замечаешь, что уже не думаешь о каждом ударе плетью, о каждом своем шаге, а именно чувствуешь, что прямо сейчас – вот он – самый точный момент для подкрепления, вот он - момент, чтобы добавить угрозы, или наоборот подождать, дать собаке шанс. Уже начинаешь чувствовать, что вызываешь у собаки эмоции, что она тебе верит. Еще через тысячу тренировок вдруг четко ощущаешь предел возможностей разных собак – ту самую грань, до которой так нужно довести собаку, на которой нужно балансировать, как канатоходец, но не перешагнуть ее, и тогда этот предел отодвинется и собака станет сильнее. К этому моменту уже тоже, как дирижер, начинаешь видеть в тренингах товарищей по цеху интересные и типичные для разных стилей защитной дрессировки решения, начинаешь иметь свое видение идеальной тренировки, становишься дирижером в вашей команде из собаки, проводника, ассистентов, оборудования, обстановки, устройств, коррекций и стимуляции, эмоций своих, проводника и собаки. Уже, как опытный дирижер не думает, где какой звучал интервал, но если нужно, точно распознает его, так и фигурант не прогоняет через голову теорию в момент тренинга, а скорее чувствует, как действовать в той или иной ситуации, но всегда может обосновать свои действия или объяснить ошибку теоретически. На этом уровне уже чувствуется культура защиты – светлая и азартная, как у чехов, или темная и воинственная, как у финнов, например. 

Однажды один гуру финской системы в беседе задал мне вопрос: «В начале своего пути, в первый год работы, ты мог вызвать у собаки такие же эмоции, какие можешь вызвать сейчас, просто показавшись ей из-за укрытия?» И ведь правда – нет, не мог. Тогда все внимание преднамеренно было сконцентрировано на массе разных деталей: на своем теле, положении рукава, плети, позе, на расположении ушей собаки, хвоста, на ее позе, на ее движениях, на ее реакциях на твои первые действия. И нужно было пройти целый путь, чтобы сейчас, показавшись из-за укрытия, мочь за первые секунды сложить общее представление о качествах собаки. Просто почувствовать все это сначала и лишь потом осознать, по каким признакам почувствовал.

Путь познания занимает годы и тысячи тренировок. И никто не знает, как каждый из нас будет видеть и чувствовать процесс тренировки через еще несколько лет и тысяч тренировок. Путь познания бесконечен и поэтому все мы только в начале его. Всегда.

 

Дмитрий Зайцев.