Для студентов


"Где идут многие, идут и другие".
Элиас Канетти


На фото дирижер Герберт фон Караян. Кто они – дирижеры – для непосвященных? Неужели оркестр сам не может сыграть произведение без этих, странно выглядящих человечков, машущих на сцене палкой, открывающих рот, изображающих эмоции неприличными гримасами? Почему на этом фото ушедший в нирвану дирижер так сосредоточен, будто концентрируется на каких-то своих ощущениях и одновременно на чем-то внешнем? И как достичь такого уровня, чтобы мочь слышать музыку, уже просто посмотрев в ноты, слышать из десятков инструментов на сцене каждый и все одновременно, иметь свой взгляд на звучание каждого произведение и вкладывать в звучание оркестра часть своей души, часть своего «я»? Ведь когда учишься играть на каком-либо инструменте, ничего подобного ощутить сразу не можешь. Сначала учишься просто технике – учишься извлекать звук. Один. Отдельный от всей мелодии и гармонии. Позже, когда техника развивается, уже пробуешь играть мелодии. Параллельно учишься слышать интервалы между звуками и точно понимать, какой звучит – прима, терция, кварта, квинта… И одновременно пытаешься контролировать продолжительность каждого звука. Позже, через много-много лет, все эти навыки складываются в умение чувствовать музыку и понимать ее, видеть интересные и типичные для определенного стиля решения композитора, понимать музыкальную мысль автора. Лишь когда пройдено миллион маленьких этапов, приходит ощущение, что у тебя есть свой взгляд на звучание какого-то произведения. И начинаешь творить. И позволяешь себе в этом процессе выглядеть странно. Только вообразите, как дирижеры репетируют с оркестром. Они же точно следят, за тем, чтобы каждая часть произведения вызывала определенные эмоции у публики. То есть они тренируют эмоции всего оркестра.

Я не знаю, как процесс обучения у композиторов и дирижеров выглядит на самом деле, но после встречи для фигурантов на Дальнем Востоке мне вдруг пришла в голову мысль о возможной схожести в ощущениях обучающегося. У каждого фигуранта был самый первый раз, когда он взял в руки свою дирижерскую плеть и ощутил неловкость. Как выйти из-за укрытия и показаться собаке? Просто выйти или крадучись? Как показать угрозу, чтоб собака поверила? А почему в добычу не переходит, ведь я стимулирую – машу рукавом изо всех сил. И что это за загадочное «состояние», о котором постоянно говорят старшие наставники? И как это – добавить давления? В какой момент крикнуть, в какой ударить плетью?

Лишь через много-много тренировок замечаешь, что уже не думаешь о каждом ударе плетью, о каждом своем шаге, а именно чувствуешь, что прямо сейчас – вот он – самый точный момент для подкрепления, вот он - момент, чтобы добавить угрозы, или наоборот подождать, дать собаке шанс. Уже начинаешь чувствовать, что вызываешь у собаки эмоции, что она тебе верит. Еще через тысячу тренировок вдруг четко ощущаешь предел возможностей разных собак – ту самую грань, до которой так нужно довести собаку, на которой нужно балансировать, как канатоходец, но не перешагнуть ее, и тогда этот предел отодвинется и собака станет сильнее. К этому моменту уже тоже, как дирижер, начинаешь видеть в тренингах товарищей по цеху интересные и типичные для разных стилей защитной дрессировки решения, начинаешь иметь свое видение идеальной тренировки, становишься дирижером в вашей команде из собаки, проводника, ассистентов, оборудования, обстановки, устройств, коррекций и стимуляции, эмоций своих, проводника и собаки. Уже, как опытный дирижер не думает, где какой звучал интервал, но если нужно, точно распознает его, так и фигурант не прогоняет через голову теорию в момент тренинга, а скорее чувствует, как действовать в той или иной ситуации, но всегда может обосновать свои действия или объяснить ошибку теоретически. На этом уровне уже чувствуется культура защиты – светлая и азартная, как у чехов, или темная и воинственная, как у финнов, например. 

Однажды один гуру финской системы в беседе задал мне вопрос: «В начале своего пути, в первый год работы, ты мог вызвать у собаки такие же эмоции, какие можешь вызвать сейчас, просто показавшись ей из-за укрытия?» И ведь правда – нет, не мог. Тогда все внимание преднамеренно было сконцентрировано на массе разных деталей: на своем теле, положении рукава, плети, позе, на расположении ушей собаки, хвоста, на ее позе, на ее движениях, на ее реакциях на твои первые действия. И нужно было пройти целый путь, чтобы сейчас, показавшись из-за укрытия, мочь за первые секунды сложить общее представление о качествах собаки. Просто почувствовать все это сначала и лишь потом осознать, по каким признакам почувствовал.

Путь познания занимает годы и тысячи тренировок. И никто не знает, как каждый из нас будет видеть и чувствовать процесс тренировки через еще несколько лет и тысяч тренировок. Путь познания бесконечен и поэтому все мы только в начале его. Всегда.

 

Дмитрий Зайцев. 


На интерактивной карте отмечены города, откуда приехали наши студенты:

  • Чтобы увидеть город, увеличьте карту.
  • Чтобы прочитать, кто приехал из конкретного города, нажмите на метку.